Мы часто приходим в терапию, чтобы разобраться в себе. Но является ли это главным желанием. Разберемся на примере работы с созависимостью.

Вы правы, у нас многое тянется из нашего предыдущего опыта, например,  на очень многое влияет стиль привязанности, который в основном складывается в первые годы жизни. И тут сразу заметим два момента: первое, даже при большом желании и годах психоанализа – не факт, что Вы вспомните то, что было в первый год жизни. Плюс это может быть «загрязнено» ложными воспоминаниями- когда кажется, что помнишь, но на самом деле это со слов близких и через их субъективное восприятие. Второе, мы все равно не можем изменить те ситуации из прошлого, даже если мы их вспомним, верно?

И появляются вопросы: а смысл это делать? И на что вам важнее потратить силы и время: на то, чтобы понять, какая ситуация привела к тому, что вы, например, считаете, что никому нельзя доверять, или же, учитывая эту вашу особенность, сфокусироваться на том, как построить комфортные отношения с другими людьми?

Вам важнее понять причины или изменить что-то?

Прелесть в том, что наш мозг пластичен– то есть поддаётся изменениям: ежедневно мы создаём тысячи новых нейронных связей, осознавая то или нет.

И получается: ну есть у меня тревожный стиль привязанности, например, потому что родители то были рядом, то не были эмоционально доступны, а может ещё по какой причине. Это всего лишь нейронная цепочка, которая почему-то сформировалась. Самое важное – что я научился замечать её существование и влияние на меня, а значит я могу выбирать: укреплять ее, подчиняясь порыву или же нет.

Каждый раз, когда я цепляюсь когтями за  партнера, боясь его потерять (как и за нестабильного в ласке родителя в своё время), я поддерживаю, укрепляю эту цепочку. 

В то же время, когда я замечаю: ага, мне опять страшно, что меня бросят, хочется никуда партнера одного не отпускать, даже в магазин,  но я знаю, что это создаёт удушающее ощущение и скорее вредит нашим отношениям – я могу принять более взвешенное решение: позволить партнеру иногда потусить одному, а со своей тревогой постараться научиться БЫТЬ: не поддаваясь ей и действуя по ее указке (вцепиться и не отпускать),  не стараясь от неё избавиться (все возможные методы избегания), а просто заметить ее, посмотреть, как она в теле ощущается, сделать упражнения на работу с эмоциями. Ииии каждый раз, когда я это делаю, я медленно, но верно простраиваю новую нейронную цепочку для этой ситуации. Прямо здесь и сейчас. Что происходит со старой? Верно, мозг понимает, что ее никто не использует – она поросла мхом- и она отмирает плавненько. 

И парадоксально , но факт: часто бонусом и симптомы в виде неприятных чувств и мыслей тоже немного облегчаются  – хоть это и не было изначальной целью (и это опасно делать изначальной целью). 

Изображение с pexels.com

Поэтому сила АСТ в том, что он нацелен на новые действия, новый опыт = новые нейронные цепочки взамен старых. А если просто копаться: почему это произошло? Придёт понимание, инсайт, легкое облегчение (мозг это знает, поэтому нам так это хочется познать), но проблема (и старая нейронная цепочка, сценарий) зачастую останется.

В АСТ мы тоже можем посвятить какую-то часть сессии на рассказ истории: что произошло. Это важно. То есть если вдруг у нас пропал ребёнок, мы попали в катастрофу и мы понятия не имеем, что произошло – то конечно будет важно обсудить: а что случилось-то вообще (make sense of it), чтобы это не было каким-то слепым пятном, важно понять, какие чувства и мысли это вызывает, как они влияют на нашу жизнь и насколько полезно. Но! Важно не свалиться в аналитический паралич: когда всё время только и заняты, что анализируем мотивы свои и других людей, альтернативные вариант развития событий, обвиняем других и тп – часто это не приводит к реальным изменениям, к сожалению. 

Leave A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *